Category: музыка

"...Из фамилий уже ясен состав скрипичных групп: на первых скрипках нет ни одного... русского..."

04.12.1950

Секретарю ЦК ВЛКСМ тов. МИХАЙЛОВУ Н.А.

В течение долгого ряда лет на международных конкурсах музыкантов-исполнителей честь советского искусства защищали скрипачи, которых никак нельзя считать представителями великого русского народа; это: Леонид Коган, Юлиан Ситковецкий, Эдуард Грач, Игорь Ойстрах, Игорь Безродный, Рафаил Соболевский.
Что же, разве нет талантливой русской молодежи? Конечно, есть. Так в чем же причина отсутствия русских скрипачей? А вот в чем. Профессорско-преподавательский состав скрипичной кафедры Московской консерватории имеет следующий вид:
русских — 3 человека (Д. Цыганов, М. Козолупова, Б. Кузнецов); армян — 1 человек (Габриэлян); евреев — 10 человек (Цейтлин, Ойстрах, Ямпольский, Питкус, Янкелевич, Беленький, Бондаренко, Рабинович, Мострас, Сибор).
У этого состава преподавателей имеется и соответствующий состав студентов, так, классы лучших специалистов по классу скрипки, профессоров Д.Ф. Ойстраха и А.И. Ямпольского, почти целиком состоят из евреев (так, у проф. Ойстраха в классе три русских студента — Александров, Киселев и Котова, а у проф. Ямпольского один русский студент — Антон Шароев).
Протаскивание скрипачей-евреев ведется с первых дней обучения: в музшколу они протаскиваются при вступительных экзаменах; они же, еще в годы обучения в музшколе, систематически выступают на концертах-показах, имеют уникальные инструменты из коллекции, а русские ребята, глядя на своих преуспевающих товарищей, начинают терять веру в свои способности, веру в себя, и перестают заниматься. И если, все-таки, кто-нибудь из русских выбивается на дорогу и поступает по окончании музшколы в консерваторию, то и здесь ему мешают всеми силами, т.е. и здесь его систематически не пускают на концерты-показы, ему не дают хорошего инструмента, ему искусственно занижают оценки, создают репутацию то малоодаренного музыканта, то лентяя и т.д.
И вот, в результате такой политики (а это именно политика) у такого профессора, как А.И. Ямпольский, за 30 с лишним лет педагогической работы, окончили консерваторию более 100 человек, работающих в лучших театрах и филармониях в качестве солистов и концертмейстеров оркестров; и среди этих людей — всего четверо русских (Силантьев, Харламова, Щепалин, Иваницкий) и 1 грузин (работник Тбилисской консерватории), а все остальные — евреи! Вот это так арифметика! В классах профессоров Ойстраха, Цейтлина, Мостраса, Рабиновича, Сибора, доцентов Питкуса, Янкелевича — то же самое.
Collapse )

"... В словах "мой садик" они увидели проповедь индивидуализма, а не коллективизма..."

Копия

Народному Комиссару Связи т.Рыкову

Учителя 5-ой Мозырской ФЗС Белявского Александра Сергеевича, проживающего в БССР, гор. Мозырь, Слуцкая ул. N25

Заявление

Месяца полтора тому назад по радио из Москвы (кажется, через станцию Коминтерн) была передана хоровая школьная песенка "Как мой садик свеж и зелен, распустилась в нем сирень" и т.д. (передавалась вечером). Эта песенка мне понравилась, и я как учитель пения стал изучать с учениками таковую, надеясь, что раз эта песенка передается из Москвы по радио, то в ней нет ничего предосудительного, а тем более контрреволюционного.

Но наши мозырские власти, в частности, РайОНО, взглянули на это иначе. В словах "мой садик" они увидели проповедь индивидуализма, а не коллективизма (мол, петь следует "колхозный садик" и пр.). Я сослался на то, что эту песенку слышал по радио из Москвы и что таковая, значит, не запрещена. Несмотря на это меня, учителя с 26-летним стажем, обвинили в контрреволюции. Чтобы оправдать себя, я недели три тому назад послал письмо на имя завед. Сектором радиовещания (Москва, ул. Горького 17) с просьбой сообщить, что эта песня не запрещена и потому, действительно, была передана по радио, приложив на ответ на 20 к. марок почтовых. Но ответа до сего времени не получил.

Между тем, против меня возбуждено дело о внедрении индивидуализма среди учеников и чуть ли не контрреволюции, а на всех собраниях бичуют эту песню. Положение тяжелое и грозит снятием с работы, а оправдать себя я не могу, так как радиостанция не дает ответа.

Прошу Вас, воздействуйте на кого следует, чтобы мне немедленно был дан ответ о том, что указанная песня действительно передавалась через радио из Москвы и что она не запрещена к исполнению, а то я благодаря этому невинно страдаю.

16.01.1934 г. А. Белявский

НАРБ. Ф.4, оп.21, д.654, л.114