Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Еще о «секретных протоколах»

Я-то думал, что время меняет человека. Как оказалось, меняет многих, но не Кунгурова. Всё та же песня про «секретные протоколы», подделанные американцами и лично Яковлевым. Вот вроде кучу всего архивы выложили: на сайте agk.mid.ru специальном мидовском сайте- куча папок отсканирована, переговоры с немцами, обсуждение секретных протоколов. На сайте от РГАСПИ- выложены сталинские фонды: рукописные стенограммы бесед Молотова с Гитлером и Риббентропом в Берлине, обсуждение и поминание секретных протоколов. А Кунгурова, как заело: всё фальшивое, все врут. Ну как-то можно и поумнеть было с годами.

Я просто напомню тем кто забыл. Вот здесь, на сайте английского Национального архива, лежат записи всех заседаний Кабинета Министров:

http://www.nationalarchives.gov.uk/cabinetpapers/cabinet-gov/cab129-post-war-memoranda.htm#Cabinet%20Memoranda%201945%20to%201951

А здесь лежат отсканированные страницы докладов и тем заседаний Кабинета Министров с 26 октября по 26 ноября 1945 года. Замечу 1945 (!) года. Потому как кунгуровские фантазии говорят о том, что «секретные протоколы» придумали американцы где-то в 1948 году.

http://filestore.nationalarchives.gov.uk/pdfs/large/cab-129-4.pdf

Среди этих документов, представленных Кабинету Министров есть большой отчет от 29 октября 1945 года, который называется «"Захваченные германские документы, проливающие свет на германо-советские отношения апрель 1939- ноябрь 1940". Его порядковый номер среди сканов- 262. И речь в нём идет в том числе и про обнаруженные «секретные протоколы». Представлен этот доклад Кабинету министром иностранных дел Эрнестом Бевином.

Collapse )



Русская Освободительная Народная Армия, Каминский, Дирлевангер. Варшава. 1944 г.

Перевод копии показаний генерал-лейтенанта Хайнца РЕЙНЕФАРТА 19 и 20 сентября 1946 г. (полученных из Польской военной миссии по военным преступлениям в Берлине, за письмом от 6 VII 1948 г. No 5/109/48).

Допрос генерал-лейтенанта полиции Хайнца РЕЙНЕФАРТА 19.9.1946, с 10 до 12 часов.
Для Главной Комендантуры Кинг-Нунт

В[опрос]: Хайнц РЕЙНЕФАРТ, это Вы?
О[твет]: да.
В[опрос]: Какая Ваша служебная должность?
О[твет]: Генерал-лейтенант полиции.
В[опрос]: Только полиции или также СС?
О[твет]: Нет, Ваффен СС – нет. Правда, я получил приказ, что должен называться генерал-лейтенант СС, но такого документа у меня нет.
В[опрос]: дата Вашего рождения?
О[твет]: 26 XII 1903.
В[опрос]: Задам Вам несколько вопросов под присягой, относительно участия вермахта во время восстания «Бура» в Варшаве. Встаньте, поднимите правую руку и повторяйте за мной: «Клянусь Всемогущему и Всезнающему Господу, что буду говорить чистую правду, ничего не буду умалчивать, и ничего не буду добавлять. Да помоги мне Господь Бог».
О[твет]: Клянусь Всемогущему и Всезнающему Господу, что буду говорить чистую правду, ничего не буду умалчивать, и ничего не буду добавлять. Да помоги мне Господь Бог.
В[опрос]: Вам известно, что неточность в ваших показаниях под присягой будет рассматриваться как ложное показание?
О[твет]: да.
В[опрос]: Считаете ли Вы, что у Вас есть обязательства в отношении живых или мертвых, противоречащие Вашей присяге, либо препятствующие Вам давать полные разъяснения?
О[твет]: Нет.
В[опрос]: Как я сказал, здесь речь идет о вермахте. Были ли Вы в 1944 году в Варшаве?
О[твет]: да.
В[опрос]: Кем Вы были туда командированы?
О[твет]: ГИММЛЕРОМ

....

В[опрос]: Что Вам сказал [фон] ФОРМАН, когда Вы у него появились?
О[твет]: Фон ФОРМАН спросил у меня, что я привел с собой. Я назвал два батальона. Тогда он засмеялся, что это слишком мало, что с этим ничего сделать нельзя. дальше он мне сообщил, что в Варшаве находится одна боевая комендатура, один генерал-лейтенант авиации ШТАГЕЛЬ и сказал, что прибыла также бригада КАМИНСКОГО. При этом речь шла о русских. Я тогда не имел никакого понятия о КАМИНСКОМ, ничего о нем не слышал. КАМИНСКИЙ, которого я потом увидел, имел форму бригады СС, а его офицеры – форму вермахта. Это все были русские. У него был при себе еще один, кажется, немец, в форме фельдфебеля.
В[опрос]: Этот фельдфебель был в армии?
О[твет]: да. [Фон] ФОРМАН затем сказал мне, что ждет КАМИНСКОГО, которого сам пригласил на совещание, а во второй половине дня я должен был прийти к нему еще раз, чтобы мне сообщить о результате разговора с КАМИНСКИМ. Я пошел к нему во второй половине дня; он мне заявил, что предоставил свободу действий КАМИНСКОМУ в грабеже Варшавы. Я ответил, что относительно этого у меня большие сомнения, поскольку борьба на улицах и так столь жесткая, и если к тому же кому-то сказать откровенно, что разрешается грабить, то это, несомненно, станет катастрофой. Он взглянул на меня с некоторым удивлением и сказал: «Мне ведь надо было что-то им предложить, чтобы эти люди хорошо сражались». О приказе Фюрера до того времени не было речи. Итак, он сказал, что это является следствием приказа Фюрера. Это мне до тех пор не было известно. дальше он сказал, что КАМИНСКИЙ и его люди будут скоро подчиняться мне по снабжению, но не тактически, это означает, что я их должен снабжать боеприпасами и питанием, которые должен получать из этой армии, поскольку никакого другого источника у меня не было.
Collapse )

Отступлю от темы...

Обычно, я просто публикую документы и не занимаюсь лирическими отступлениями. Но вот сегодня пришёл домой и увидел, что мой домашний ТВ-провайдер отключил телеканал "Дождь". Типа, наказали. За ветеранов-блокадников. Сейчас-то удовлетворенные блокадники вздохнут с облегчением- зло повержено, и продолжат свою безмятежную жизнь в этом справедливом государстве, которое так о них заботиться. Странно, что решить вопрос с телеканалом, государственной власти удалось за 2 дня, а вопросы которые будут описаны ниже, никто не решал, не решит и даже не соберется решать.

Этот текст я разместил ровно 2 года назад в одном из питерских сообществ:


"...Небольшой штрих о отношении государства к своим престарелым гражданам. Сегодня моя собственная бабуля рассказала. Ей 90 лет, она блокадница, ветеран труда. 2-я гр.инвалидности по общим показаниям. Несмотря на возраст и инвалидность, бодрая и вменяемая. Ну насколько это возможно в таком возрасте, разумеется.

Полгода назад лежала в больнице и ей врачи сказали, что есть такая Соцзащита, которая бесплатно выдаёт инвалидам какие-то необходимые им предметы медицинского характера. Она решила попробовать. Эпопея началась 4,5 месяца назад и до сих пор не окончилась. Предметом эпопеи является получение: слухового аппарата, палочки-трости, сидения для ванной.

Ещё раз: человеку 90 лет и он инвалид! Как устроен процесс получения?

Сначала был поход в эту самую соцзащиту по адресу Гражданский пр. 104/1 на консультацию. Потом туда же она привезла необходимые документы, где получила направление на прохождение освидетельствования у 5 врачей по месту жительства. С учётом того, что все эти врачи естественно принимают в разное время и наличествуют немалые очереди, пройдены они были за 7 походов в поликлинику. Потом на основе этих заключений поликлиника подготовила сводное заключение, которое также нужно было поехать и забрать самостоятельно. С этим сводным заключением она поехала в городскую соцзащиту, где его проштамповали и сняли копии. Потом она отвезла его в соцзащиту районную. Потом она ещё раз поехала в районную соцзащиту, где подписала что-то типа договора. Получение положенных ей трёх предметов выглядит так: она едет в соцзащиту, получает квитанцию и отправляется с ней в магазин отоваривать. Магазины все разные, получения все в разные дни. То есть получить 3 товара- это 6 поездок: 3 в соцзащиту, 3 в магазины.

Collapse )

Остров смерти: о гибели переселенцев на острове Назино в 1933 г.

Доклад инструктора-пропагандиста Нарымского окружного комитета РКП(б) Величко И. В. Сталину, Р. И. Эйхе и секретарю Нарымского окружкома ВКП(б) К. И. Левиц

3–22 августа 1933 г.
Совершенно секретно

р. Назина — приток Пани,
пос. Новый Путь

29-го и 30-го апреля этого года из Москвы и Ленинграда были отправлены на трудовое поселение два эшелона деклассированных элементов. Эти эшелоны, подбирая по пути следования подобный же контингент, прибыли в г. Томск, а затем на баржах в Нарымский округ.

18 мая первый и 26 мая второй эшелоны, состоя из трех барж, были высажены на реке Оби у устья р. Назина, на остров Назина, против остяцко-русского поселка и пристани этого же названия (Александровский район, северная окраина Нарымского округа).

Первый эшелон составлял 5 070 человек, второй — 1 044. Всего 6 114 человек. В пути, особенно в баржах, люди находились а крайне. тяжелом состоянии: скверное питание, скученность, недостаток воздуха, массовая расправа наиболее отъявленной части над наиболее слабой (несмотря на сильный конвой). В результате — помимо всего прочего — высокая смертность. Например, в первом эшелоне она достигала 35–40 человек в день.

Показателен в данном случае такой факт. Первый эшелон пристал к острову в прекрасный солнечный день. Было очень тепло. В первую очередь на берег были вынесены до сорока трупов, и потому что было тепло, а люди не видели солнца, могильщикам было разрешено отдохнуть, а затем приступать к своей работе. Пока могильщики отдыхали, мертвецы начали оживать. Они стонали, звали о помощи и некоторые из них поползли по песку к людям. Так из этих трупов ожили и стали на ноги 8 человек.

Жизнь в баржах казалась роскошью, а пережитые там трудности сущими пустяками по сравнению с тем, что постигло эти оба эшелона на острове Назина (здесь должна была произойти разбивка людей по группам). Сам остров оказался совершенно девственным, без каких [бы] то ни было построек. Люди были высажены в том виде, в каком они были взяты в городах и на вокзалах: в весенней одежде, без постельных принадлежностей очень многие босые.

При этом на острове не оказалось никаких инструментов, ни крошки продовольствия, весь хлеб вышел и в баржах, поблизости также продовольствия не оказалось. А все медикаменты, предназначенные для обслуживания эшелонов и следовавшие вместе с эшелонами, были отобраны еще в г. Томске.

Такое положение смутило многих товарищей, сопровождавших первый эшелон [в] 5 070 ч[еловек] (дело в том, что еще в баржах многие из-за недостатка хлеба голодали). Однако эти сомнения комендантом Александровско-Ваховской участковой комендатуры Цыпковым были разрешены так: «Выпускай… Пусть пасутся».

II.

Жизнь на острове началась.

На второй день прибытия первого эшелона, 19 мая выпал снег, поднялся ветер, а затем [ударил] мороз. Голодные, истощенные люди, без кровли, не имея никаких инструментов и в главной своей массе трудовых навыков и тем более навыков организованной борьбы с трудностями, очутились в безвыходном положении. Обледеневшие, они были способны только жечь костры, сидеть, лежать, спать у огня, бродить по острову и есть гнилушки, кору, особенно мох и пр. Трудно сказать, были ли возможности делать что-либо другое, потому что трое суток никому никакого продовольствия не выдавалось. По острову пошли пожары, дым.

Люди начали умирать.

Collapse )

Кассационная жалоба, поданная майором Исида Сабуро предс-лю Военной коллегии Верховного суда СССР

20 ноября 1948 г.

Относительно приговора никаких возражений не имею, но укажу на три следующих факта:

1. С момента пленения до 2 июля 1948 года, т. е. до приезда в г. Казань, я был лишен прав военнопленного офицера, и имел к себе отношение, как к рядовым солдатам.
Прошу расследовать причины данного факта и уведомить меня.

2. Со 2-го января 1947 года до 23 мая 1947 года, находясь в лагере г. Джеказган, а затем Спасск (возле г. Караганда] Казахской АССР во время допросов в арестном помещении не получал постельных принадлежностей. К тому же имели место случаи, когда в течение 3-х дней я получал только по 100 грамм хлеба, затем в течение полутора месяцев получал по 400 гр. хлеба и в два дня один раз жидкий суп.
В результате этих пыток я заболел сердцем и нервной болезнью левой руки и вынужден был находиться в госпитале в течение трех месяцев. Прошу расследовать данные факты и выдать мне справку о ненормальном состоянии левой руки.

3. Я нахожусь в тюрьме № 2 г. Казани с 18 июля 1948 года. Одежда вся моя непригодна, не имею одеяла, к тому же я недавно простудился. Потому я прошу срочно выдать необходимые вещи, расследовать данные факты и принять возможные меры.

Исида Сабуро.

Перевел: мл.л[ейтенан]т (подпись)

Архив УФСБ РФ по РТ. Д.2-15552. Л. 196-199.

Зафиксируем: Александр Дюков написал неправду.

Причём он не только её написал, но и был не в состоянии это признать.

10 октября, Александр Дюков a_dyukov опубликовал заметку "О воспитании научной ответственности"

http://a-dyukov.livejournal.com/1014854.html

В заметке был текст, касающийся российского историка Натальи Лебедевой:

"...Неделю спустя, 6 сентября Н.С. Лебедева дает интервью РИА "Новости" (кстати говоря, Д. Бабичу, о манипуляциях которого я не так давно тоже писал) и делает неожиданное заявление: оказывается, она не поддерживает концепцию "советской оккупации" Прибалтики..."

Мне стало интересно, что же за "интервью" и "заявление" сделала Лебедева журналисту Бабичу. В статье Бабича, ссылку на которую дал Александр Дюков, Лебедевой касался следующий абзац:

"...Научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Наталья Лебедева, первооткрыватель катынской темы, проведшая признанную в том числе и в Прибалтике работу по документированию событий 1939-1940 годов, тем не менее не считает пятидесятилетний период нашего "совместного проживания" оккупацией. По мнению Лебедевой, оккупация предполагает временное занятие в ходе вооруженного конфликта армией одного государства территории другого государства. При отнюдь не добровольном вхождении Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР, не было всех других признаков оккупации - военных действий двух враждующих армий, капитуляции, привилегированного положения "оккупантов"..."

http://www.ria.ru/analytics/20110906/431082672-print.html

Вы заметили в тексте Бабича хоть какие-то свидетельства того, что Лебедева дала интервью, причём именно Бабичу и именно 6 сентября, а также сделала "неожиданное заявление"?

Я этого не заметил. О чём и сообщил г-ну Дюкову с просьбой дать ссылку на интервью и заявление г-жи Лебедевой. Как развивалась наша дискуссия можно проследить здесь:

Collapse )

Из воспоминаний академика Бориса Раушенбаха о депортациях немецкого населения СССР и Трудармии.



(Раушенбах Борис Викторович (1915-2001) Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, академик Российской академии наук


"...Формально у меня статьи не было, статья — немец, без обвинений, а это означало бессрочный приговор. Но ГУЛАГ есть ГУЛАГ — решетки, собаки, все, как положено. Формально я считался мобилизованным в трудармию, а фактически трудармия была хуже лагерей, нас кормили скудней, чем заключенных, а сидели мы в таких же зонах, за той же колючей проволокой, с тем же конвоем и всем прочим.

Мой отряд — около тысячи человек — за первый год потерял половину своего состава, в иной день умирало по десять человек. В самом начале попавшие в отряд жили под навесом без стен, а морозы на Северном Урале 30 – 40 градусов!

Трудились на кирпичном заводе. Мне повезло, что я не попал на лесоповал или на угольную шахту, но тем не менее половина наших на кирпичном заводе умерла от голода и от непосильной работы. Я уцелел случайно, как случайно все на белом свете...

Collapse )

Кассационная жалоба, поданная майором Исида Сабуро председателю Военной коллегии Верховного суда ССС

20 ноября 1948 г.

Относительно приговора никаких возражений не имею, но укажу на три следующих факта:

1. С момента пленения до 2 июля 1948 года, т. е. до приезда в г. Казань, я был лишен прав военнопленного офицера, и имел к себе отношение, как к рядовым солдатам.
Прошу расследовать причины данного факта и уведомить меня.

2. Со 2-го января 1947 года до 23 мая 1947 года, находясь в лагере г. Джеказган, а затем Спасск (возле г. Караганда] Казахской АССР во время допросов в арестном помещении не получал постельных принадлежностей. К тому же имели место случаи, когда в течение 3-х дней я получал только по 100 грамм хлеба, затем в течение полутора месяцев получал по 400 гр. хлеба и в два дня один раз жидкий суп.
В результате этих пыток я заболел сердцем и нервной болезнью левой руки и вынужден был находиться в госпитале в течение трех месяцев. Прошу расследовать данные факты и выдать мне справку о ненормальном состоянии левой руки.

3. Я нахожусь в тюрьме № 2 г. Казани с 18 июля 1948 года. Одежда вся моя непригодна, не имею одеяла, к тому же я недавно простудился. Потому я прошу срочно выдать необходимые вещи, расследовать данные факты и принять возможные меры.
Исида Сабуро.

Перевел: мл. л[ейтенан]т (подпись)

Архив УФСБ РФ по РТ. Д.2-15552. Л. 196-199.