Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Бургер Путина или "Слухи из Каира".

Запускать фейки- наше всё. Несколько примеров из прошлого.

21 января 1944 года газета "Правда" выпустила статью, громко выстрелившую в мире, под названием "Слухи из Каира", в которой от имени корреспондента "Правды" в Каире говорилось о том, что Риббентроп ведёт переговоры с англичанами где-то на Пиренеях.
Англичане выпали в осадок, стали забрасывать Молотова раздраженными письмами и провели собственное расследование, в результате которого выяснилось, что "Правда" вообще не имеет там корреспондентов, а исходящей корреспонденции из Каира с подобными текстами не было. То есть, заготовка была московской. Зачем это нужно было Сталину и советской пропаганде- уже другой вопрос.



Collapse )


Телеграмма Маннергейма в Женеву с просьбой о помощи советским пленным. Апрель 1942 г.

Копия
G17/FI
Cons.
G.25/Rav.

8001 Хельсинки 227 63/60 15 2104 ETAT

Международный Красный Крест Женева

Благодарим за отклик на наш запрос. Количество советских военнопленных примерно 47000. Хотели бы получить 20000 миллионов международных единиц содержащих витаминов А, С,500 кг. 200000 кг. пищевых жиров, 500000 кг. мясных консервов, 200000 кг. сахара. Количество рассчитано на 6 месяцев. Передайте это сообщение в Американский Красный крест. Подчеркиваем необходимость срочных мер.

Красный Крест Финляндии. Маннергейм.



(Как я понимаю, в тексте опечатка в количестве единиц запрошенных витаминов- прим. allin777)


"...Если находите нужным, расстреливайте десятками на месте, а также берите заложников..."

Распоряжение командира 87-й бригады войск ВОХР Ф.А. Пасынкова командиру 444-го батальона М.И. Ворожцову


г. Барнаул

11 июля 1920 г.

Предлагаю [Вам следующий] метод работы.

По прибытии в село или в деревню нужно немедленно сделать собрание общее. На собрании объяснить общее положение, как международное, а главное, о наступлении поляков. <...>

Брать заложников, кулаков, расстреливать самым беспощадным образом тех кулаков, которые активно участвуют или участвовали в бандах, конфисковывать все имущество и передавать на учет исполкому или ревкому, брать лошадей, машины сельскохозяйственные, передавать для общественного пользования лошадей, конфискованных отправлять в Барнаул. Весь обмолоченный хлеб сдавать на ссыпные пункты. Тех кулаков, которые имели хотя [бы] малое участие в движении, [не]обмолоченный хлеб сдавать на учет и обязать, чтобы в самом непродолжительном времени был обмолочен и сдан на [ссыпные] пункты.

Заставлять выносить резолюции. Для этого используйте силы 228-го полка (политические) при участии комиссара. Не бойтесь, что у Вас противник будет в тылу. Тогда есть за что с ним, то есть с тем обществом, расправиться за активную поддержку бандитам. А главное, не засиживайтесь и не сантиментальничайте, а делайте быстрее и решительнее. Если находите нужным, расстреливайте десятками на месте, а также берите заложников, которые менее виновны в участии или в поддержке чем бы ни было бандитов. <...>

Член пятерки комбриг-87 Пасынков


РГВА. Ф. 17590. Оп. 1. Д. 62. Лл. 22–24. Автограф.

"...Вот так, товарищ Сталин, сто дней на одну пару сапог..."

Январь 1932 г.

Добрый день, уважаемый секретарь ВКП(б) товарищ Сталин.
Пишу письмо с Украины — с глухого закутка села. Возьмите военную карту и найдите село на речке Ятрань, называется Полонистое, на Уманьщине, Бабанского района.
Вот такое выслушайте, товарищ Сталин.
Село насчитывает 317 дворов. Коллективизация выполнена на 100 процентов. А что тут, думаете,— Советская власть? Нет, не советская, а чисто буржуйский строй...
Вспомните крепостное право: 6 дней работа панам, а 7-й — воскресенье, в которое нельзя работать, потому что праздник. Так и на селе каждый день работают в артели. Возле дома — ничего, кроме построек, и налог за то, что работаешь в колхозе; обобществлено все, еще и хлебозаготовку дай.
Не иди в колхоз по хлеб, а сам сдай пудов 45 с трех десятин поля; ну, пай в кооперацию, 28 рублей аванса и строительство тоже на 15 рублей сдай из дома, а потом за три года ни копейки денег.
Такая вот жизнь.
Село выполнило план на 65 процентов. Колхоз вывез весь хлеб до фунта. Теперь кони ни в зуб: лишь пшеничная сечка и кропят мелясом.
Нет ни зернышка. Свиней было 500 голов. Подохли с голода 184: едят жом и сечку.
Есть только 60 голов, из них на мясо идет 46 голов, а на все село остается на 1932 год 14 голов. Вот Вам распределение скота, ибо район свекложивотноводческий, и предвидится, что на протяжении двух месяцев погибнет весь скот, и начинают умирать с голода.
Люди пухнут. Люди говорят: «Хлеба, хлеба...»
Не думайте, уважаемый руководитель, что не работали люди ударно, однако недород, который никто в счет не берет.
В прошлом году урожай был средний, и то еле выжило население, и план был 38 тысяч пудов, а сейчас — 57 тысяч пудов.
Теперь буксир над буксиром — бригада 86 человек ходит три месяца, ничего не делают, изо дня в день ходят под каждую хату.
С начала кампании раз по 60 каждую хату перелопатили.
Забрали до фунта все огородное в колхозе, у колхозников на душу два пуда картошки, а все до фунта — в заготовку.
Никаких запасов на весенний сев семян, ни фунта какой бы то ни было культуры: ни картофеля, ни гороха, ни гречки, ни проса. Ни ячменя, ни овса, ни сои. Все до фунта — и свеклу, капусту квашеную забрали и забирают кур. И сдают крестьяне, ибо нечем кормить, идет забой кролей. Такое вот, товарищ Сталин.
Трудодень обошелся 37 копеек, пара сапог — 36 рублей, пара ботинок — 26—22, костюм — 80 рублей, в прошлом году — 25.
Понимаете, еще и пачка папирос — 35 копеек раскурочных.
Вот так, тов. Сталин, сто дней на одну пару сапог. Уравниловка.
Collapse )

О том, кто такие каратели.

Приказ № 7 уполномоченного Ишимского уездного продкомитета А. Браткова по Локтинской волости

с. Локтинское


3 января 1921 г.

1. Все приказы и инструкции, которые изданы были до 3 января, на основании оперативно-боевого приказа члена Совтрударма-1 тов. Касьянова мною суммируются. Поэтому приказываю весь хлеб, который причитается с вас по разверстке, в срок 60 часов с момента получения сего приказа свезти на ссыпной пункт в гор. Ишим.

2. Если у вас не будет хватать гужевой силы для поднятия хлеба в вышеуказанный срок, немедленно сообщите мне с нарочным.

3. Все зачетные квитанции, полученные вами на ссыппункте, через 61 час с момента получения сего приказа приказываю немедленно представить мне.

4. Ни на один фунт ни в каком обществе разверстка уменьшаться не будет.

5. Если какое-либо общество не исполнит сего приказа в вышеуказанный срок, я с вооруженной силой — 200 чел. пехоты, 40 чел. кавалерии и четырьмя пулеметами — заберу весь хлеб до единого зерна у всех граждан общества, не оставлю ни на прокорм живым душам, ни на прокорм скотине, ни на посев.

6. У тех граждан, которые будут агитировать против сдачи и вывоза хлеба, мною с вооруженной силой будет забрано все имущество, дом будет спален, а гражданин, замеченный в вышеуказанном преступлении, будет расстрелян.

7. Всему обществу приказываю сейчас же доносить мне, если появится гражданин, агитирующий против выполнения разверстки. Если же общество будет укрывать тех негодяев, а они нами будут пойманы, то все общество так же строго будет наказано, как и вышепойманный негодяй — контрреволюционный агитатор.

8. Приказ считать первым и последним. Больше предупреждать не стану.

Уполномоченный района Братков


ТОЦДНИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 284. Л. 1. Рукописная копия.

Письмо сельской бедноты в ЦК КП(б)У

10 июня 1933 г.

Мы, подписавшиеся ниже сего- беднота м.Любеча, придавлены высокими налогами, штрафами, распродано наше бедняцкое имущество, забраны семена, хлеб до последнего фунта и мы доведены до голода, нищенства и жестоких испытаний.
Это сделано лицами бывшими торгашами, богатеями и контрреволюционерами, которые пропущены в соваппарат, комиссии, вообще в учреждения местной власти, где путем перегибов, искривления линии партии, нарушения законов, зажима самокритики, путем клеветы, высокой контрактации разрушили нашу жизнь, отобрали усадьбы, землю и совершенно не подчиняются ни закону, ни центральной власти, укрываясь лозунгом: "власть на местах". Постоянно делают клеветнические сведения району на запросы, чем ставят нас в положение, якобы мы элемент, идущий против влады, этим неповинно загоняют нас в тюрьмы и даже этой низкой клеветой затравливают, окончательно доводя до смерти.
Не подчиняются районной власти, умышленно приписывают землю и т.д. В то же время "своих" укрывают от налогов, предоставляют лучшие условия жизни и спекулируют при продаже нашего майна, делают вредительство, принося громадный вред державе.
Мы тут излагаем ряд фактов, требующих срочного исследования и предания суду лиц, совершающих до сего времени безнаказанно преступления, загоняющих бедноту в могилу, подвергающих голоду.

1. Приходько Василий, бедняк, доведен до полного разорения, область предписала восстановить, но они и не думают.
2. Хвостик Яков, рабочий, 4 года и 4 месяца был в плену, отказался воевать за царя. Работает все годы революции активно, бедняк. Описан и разрушен.
3. Евдокия Коморная, муж 30 лет служит матросом, сын в Красной Армии, беднячка. Описана и забрали семена и хлеб до последнего.
4. Пешко Параска, вдова, муж 40 лет служил на водном транспорте, доведена до голода.
5. Мария Шаповал, муж повар, бедняки; описана и распродана.
6. Анастасия Ребенок, муж- матрос, служит 15 лет; обложена и описана. Взяты семена и все.
7. Екатерина Хвостик, муж работал в колгоспе, до революции служил половым 15 лет, бедняки- разрушены до основания.
8. Федор Хвостик, пастух, взят весь картофель и семена.
9. Мороз Анна, муж служит все время как советский служащий, взято все. Бедняк, многосемейный.
10. Федор Христенок, больной туберкулезом, взята единственная корова. Крайний бедняк.
11. Елена Свердлик- забран весь картофель, все семена и все бедняцкое имущество. Председатель районного исполкома приказал все вернуть, сельсовет ничего не сделал.
12. Степан Баглей- разрушен до голода. Все годы революции работал в советских учреждениях по выборам, бедняк-рабочий.
13. Иван Мельник- описан; взято все, крестьянин, бедняк.
14. Иван Калита, бедняк, крестьянин- взято все, голодает.
15. Максименко Евдокия- муж 20 лет служит на пристани водного транспорта сторожем, бедняк. Описан, взято все и хлеб до последнего фунта, купленный.
16. Широкан Фома, батрак, многосемейный, бедный, жена инвалид. Разрушен.
17. Бичкова Матрона, бобылька, 50 лет, беднячка. Разрушена. Все уплачено, но унесенные вещи не возвращают, хоть и предписано районом.
18. Анисим Масан- инвалид, бедняк, разобран.
19. Амельченко Владимир, разобран.
20. Пономаренко Иван Семенович 68 лет. 20 лет активно работал в Комитете незаможных селян, разграблен и разобран.
Collapse )

«За пищевую индустрию» ...

Докладная записка спецкора газеты «За пищевую индустрию» Ковалева наркому земледелия СССР Я.А. Яковлеву о голоде в Винницкой области

16.06.1932

Секретно

Из районов Винницкой обл. в исключительно тяжелом положении находятся два района — Уманский и Бабанский. В этих районах сейчас подлинный голод: в Уманском р. из 39 сел голодают 36 сел; в Бабанском — весь район.

Голод в этих районах — результат совершенно механического проведения хлебозаготовок, изъятия не только хлебных излишков, но всего хлеба «под метелку», имевшегося как в колхозном, так и в единоличном секторах, вплоть до семян. Были изъяты также все концентрированные корма и сено (даже в Текучевском конном питомнике). Хлебозаготовки тянулись до конца марта мес., причем в февральские и мартовские дни заготовки выражались немногими пудами в день на весь район, т.е. было совершенно очевидно, что район хлеба уже не имеет. В марте был вывезен семенной фонд, а в апреле уже пришлось завозить и продовольственную, и семенную помощь. Как правило, план по тому или иному селу выполнен был только на 50–60 %. Во время хлебозаготовок был допущен целый ряд перегибов и неправильных мер административного воздействия, приведших в результате к тому, что в некоторых селах и колхозах сбежала руководящая головка.

Положение в Уманском р. на сегодняшний день рисуется в следующем виде: своих продовольственных ресурсов — хотя бы мизерных — район не имеет совершенно и существует только тем, что в него завозят. Район потерял половину живой тягловой силы — из 14 тыс. рабочих лошадей осталось меньше 8 тыс., включая в это число около 2500 двухлеток, т.е. молодняка, по сути дела непригодного к работе. Остальных порезали и поели. Коров осталось от 15 тыс. голов только немногие десятки на район: остальных поели. Свиней поели; в товарных свиных фермах, там, где было 250–300 голов маточного стада, осталось 5–10 голов. Овец поели, кур поели.

Села и деревни пусты. Нельзя услышать даже собачьего лая, ибо собаки уничтожены, съедены. Вырывали павших лошадей и тоже ели. На почве голода усилились кражи скота на мясо. Крестьяне на ночь берут оставшийся скот в избу, чтобы не украли. На этой почве нередки убийства: за два пуда муки зарезали сторожа; чтобы утащить курицу, убили 13-летнего парнишку; за овцу вырезали семью и т.д. Дошло до того, что один колхозник убил своего двухлетнего ребенка, сварил и съел его. Есть случаи убийства детей из-за того, что нечем прокормить.

Когда началась зелень, на нее набросились, варили и ели и, конечно, умирали. Лепешки из бурьяна и цветов акации в большом ходу и по настоящий день. От голода умирали и умирают ежедневно в большом количестве: например, в Городнице ежедневно умирает 8–12 человек голодной смертью. В Умани за май мес. умерло 400 человек, т.е. столько, сколько за весь прошлый год. Ежедневно на улицах Умани по утрам поднимают трупы умерших от голода пришедших из деревни крестьян. Опухло от голода свыше трети населения на селе.

Collapse )

О двойственности и наивности.

12 февраля 1947 г.

Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович!

Зачем Вы даете свое великое имя на издевательство? Дело обстоит так: по радио дикторы ежедневно и ежечасно воспевают Ваше имя и прославляют счастливую жизнь советских людей, а на самом деле народ голодный, рабочие по 2-3 месяца не получают зарплаты, пухнут от голода, хлебный паек недостаточный, приварка нет. Очень многие умирают, и их выносят на кладбище и там бросают. Местные власти роют большие, вроде братских, могилы и хоронят туда по нескольку человек. В больнице открыто около 200 коек для голодных умирающих. Скот перевели, для обработки земли во время посевной он уже не годится (заморен голодом). У колхозников насильно отобрали продукты урожая, а написали в газетах и передали по радио, что колхозники сдали государству продукты добровольно. Руководителям живется хорошо... Коммерческий хлеб продается только начальникам, чьи жены продают этот хлеб на рынке по 150 руб. буханка. Народ гибнет от голода и непосильной работы и проклинает Ваше имя в тон дикторам. Если вся эта двойственность жизни по радио и в действительности исходит не от Вас, а от вредителей, то это письмо должно улучшить общую жизнь Украины.

Если будете посылать посылать по проверке правдивости письма, то предупреждать местные власти не нужно, иначе они постараются спрятать голодных, пухлых людей.
В данный момент может улучшить жизнь трудящихся только увеличение нормы хлеба путем отпуска коммерческого хлеба на труженика, иначе народ пропал.

С глуб.ув. к Вам М.Осипчук

Адрес: УССР, Днепропетровская область, г.Павлоград, ул.Розы Люксембург, дом 4. Мария Абрамовна Осипчук.

ЦДАВО Украины ф.2, оп.7, д.4401, стр.37 оригинал, рукопись.

Оккупанты.

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ЗАВЕДУЮЩЕГО СЕКРЕТНОЙ ЧАСТЬЮ ВИННИЦКОГО ОБКОМА КП(б)У ЩЁТКИНА ПРОКУРОРУ ВИННИЦКОЙ ОБЛАСТИ ЧЕРНИНУ О НАЛОЖЕНИИ ШТРАФОВ НА СЕЛЯН.

22 марта 1932 г.
Совершенно секретно

...

1) Бедняк села Иришки Денисюк Семен, вступивший в колхоз, выполнивший хлебозаготовку и прочее, был оштрафован в один день четыре раза за то, что ответил бригадирам, что у него недостает семян. По этому поводу Денисюк рассказывает: "Ко мне пришел уполномоченный сельсовета Гуцалюк и спросил, есть ли семена, я ответил, что немного не хватает и на месте был оштрафован в десять рублей. Денег у меня не было, поэтому забрали две вещи. Я побежал, достал денег и уплатил десять рублей штрафа, но мне сказали, что уже надо платить второй раз. Я достал денег, уплатил вторично и мне предложили платить третий раз. Вечером я не мог достать денег, принес утром, и мне сказали, что необходимо платить четвертый раз. Я тогда заметил, что у меня кассы нет и больше платить не буду. Тогда у меня забрали муки 2 пуда 30 фунтов, ботинки и свиту"
Оштрафованный бедняк Денисюк Трофим говорит: "Ко мне пришел уполномоченный сельсовета Гуцалюк и заявил: "Ты еще не прочистил семян, так неси три раза в день по десяти рублей". Я отказался платить, и у меня забрали две подушки, полотно, детское платье, и куда это исчезло я не знаю".

2) Был оштрафован член правления Производственного Товарищества села Малишевки Кравчук Андрей, который передает это так: "За то, что я не смог быстро ответить, сколько точно выполнена хлебозаготовка, уполномоченный РПК Адаменко и председатель сельского совета Макарчук оштрафовали меня 9 раз по десяти рублей. Я жалование не получаю и выходит, что на общественную работу должен еще доплачивать деньги".
У бедняка Шевчука Дениса, выполнившего хлебозаготовку, встречный и добавочный планы, без всякой причины были забраны семена и вещи.
У колхозника Рябчука Федора была взята мука, из которой председатель сельского совета Макарчук 4 пуда взял себе, а остальные между собой разделила бригада.
У крестьянки Николайчук Марины- колхозницы был забран дамский сачек, который исчез неизвестно куда.
У Кравчука Василия, выполнившего хлебозаготовку, были забраны все вещи, которые, однако, впоследствии были возвращены, причем не оказалось одной свиты. Эта свита была обнаружена при обыске у члена бригады Кравчука Федора.
У колхозника Якубчука Василия без всякой описи предсельсовета забрал новый кожух и 5 аршин крестьянского полотна. Кожух продан сотруднику розыска Остапчуку, а полотно забрал председатель сельсекции РКИ Лебедич безвозмездно.
У Николайчука Емельяна в числе забранных вещей было взято две лампы, десять фунтов сала, 3 курицы и 7 гусей, из которых три штуки съел уполномоченный РПК Адаменко.

Collapse )