?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Грустно, девушки...
allin777
15 февраля 2016 года в "Российской газете" вышло интервью с директором РГАСПИ Андреем Сорокиным, посвященное докладу Хрущева на ХХ съезде партии. Неприятно удивил этот кусок:

"...Вопрос: Вот Никита Сергеевич читает: "Установлено, что из 139 членов и кандидатов в члены Центрального Комитета партии, избранных на XVII съезде партии, было арестовано и расстреляно (главным образом в 1937-1938 годах) 98 человек", то есть 70 процентов. В докладе ремарка: "Шум возмущения в зале". Докладчика не смущал тот факт, что и он подписывал расстрельные списки?

Андрей Сорокин: Высшее руководство партии, развенчивая культ личности, было озабочено тем, чтобы переложить ответственность за репрессии на Сталина. И для того чтобы самим не оказаться под ударом, с одной стороны, и не дать оснований подвергнуть сомнению сам "социалистический выбор" - с другой. Но вопрос о причастности политического руководства СССР к репрессиям возник уже в том же самом 1956-м во время кампании по ознакомлению с докладом членов КПСС И ВЛКСМ на закрытых партийных собраниях.

Сегодня эти вопросы достаточно изучены. В РГАСПИ хранятся многочисленные "расстрельные списки" с подписями лично Сталина и членов Политбюро. Голосовал Хрущев и за исключение видных государственных и военных деятелей из рядов ВКП(б) и передаче их дел в НКВД, входил, правда недолго, в состав так называемых троек "по проверке антисоветских элементов на местах" по Московской области.



Именно решениями этих и ряда других внесудебных органов были репрессированы, в том числе и расстреляны, сотни тысяч людей по всей стране..."

http://www.rg.ru/2016/02/15/chto-zastavilo-hrushcheva-sdelat-doklad-o-kulte-lichnosti.html

Интересно, а кто-то видел хоть один "расстрельный список", подписанный Хрущевым? Корреспондент о чем вообще говорит? Ну с ним-то ладно, он не историк. Вот с Сорокиным все печальнее. Он сообщает широкой общественности, что Хрущев входил (хоть и недолго) в состав "троек" по Московской области. И говорит, что решениями "троек" расстреляны сотни тысяч. То есть, абсолютно прямо обвиняет Хрущева в участии в "тройке" и сответственно в расстрелах.

Состав "троек", в том числе по Московской области был утвержден оперативным приказом 00447 за подписью наркома Ежова 30 июля 1937 года. Смотрим приказ и никакого Хрущева в составе "тройки" по Московской области не видим, а видим совсем другие фамилии:


Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic

ЦА ФСБ РФ, Ф.66, Оп. 5. Д. 2 Л.155-174. Подлинник.

Хрущев действительно должен был войти в состав "тройки", но был заменен на своего заместителя Волкова, еще до того, как оперативный приказ был издан, а "тройка" сформирована и утверждена. Мне просто интересно, глава РГАСПИ действительно не в курсе или у него своя собственная версия оперативного приказа 00447 имеется? )




  • 1
Обсуждать можно что-то конкретное, а не бредовые лозунги "Хрущев- украинский националист", " по некоторым данным чистил архивы" или фразу "был беспощаден к врагам народа", ведущую ссылкой на давно разоблаченный нелепый фейк, как Сталин написал ему "Уймись, дурак". Вы это мне вообще зачем скопипастили? Какую ценную информацию вы хотели мне сообщить, в контексте моего поста? Там где-то есть инфо, что он все-таки был в тройке, как сообщил Сорокин? Или подписывал расстрельные списки, как сообщил журналист?

Понятное дело, что обсуждать утверждения, на которые стоят ссылки к источникам, дело априорно никак невозможное.

Что же касается мотивации и мирочувствия Хрущёва, то нетрудно заметить, что:

- В ознаменование "300-летия дружбы русского и укр. народов" он прирезал Крым к УССР, хотя с такми же успехом мог бы прирезать напр. Черниговскую область к РСФСР. Сделанный им выбор между двумя опциями кое-что сообщает нам о системе ценностей Хрущёва.

- Также он пытался прирезать к УССР куски Белоруссии (но там получил укорот), каковая попытка подтверждает заключения вытекающие из 1-го пункта.

Наконец, ваша попытка отмывания кровавого кобеля (в пандан к рассказу кажется Астафьева о том, как он однажды в Грузии попытался опротестовать тост за Сталина) даёт дополнительное подтверждение выводу из первых двух пунктов. Если один украинский националист (вы) вдруг начинает зачем-то отмывать другого (Хрущёва), стороннему наблюдателю это подсказывает, что свояк свояка видит издалека, и даёт этому наблюдателб дополнительное инструментальное мерило (явленные вами чувства) для дополнительной оценки укро-националистичности Хрущёва и его встроенности в украинский националистический социум.

Edited at 2016-02-28 09:14 pm (UTC)

Меня ваш хронический нестерпеж по любому украинскому поводу не сильно колышит, если честно. Товарищ Сталин отрезал от РСФСР огромные куски, которые стали Казахстаном или Узбекистаном. Вы ведь не считаете товарища Сталина казахским националистом? Можете не отвечать.

Тов. Слёзкин на ваш вопрос давным-давно ответил:

Soviet nationality policy was devised and carried out by nationalists.

Lenin's acceptance of the reality of nations and “national rights” was one of the most uncompromising positions he ever took, his theory of good (“oppressed-nation”) nationalism formed the conceptual foundation of the Soviet Union and his NEP time policy of compensatory “nation-building” (natsional'noe stroite'lstvo) was a spectacularly successful attempt at a state sponsored conflation of language, “culture”, territory and quota-fed bureaucracy. The Lenin Guard duly brought up the rear (with Bukharin having completed his vertiginous leap from cosmopolitanism to non-Russian nationalism by 1923), but it was Stalin who became the true “father of nations” (albeit not all nations and not all the time). The “Great Transformation" of 1928-1932 turned into the most extravagant celebration of ethnic diversity that any state had ever financed; the “Great Retreat” of the mid-1930s reduced the field of “blossoming nationalities” but called for an ever more intensive cultivation of those that bore fruit; and the Great Patriotic War was followed by an ex cathedra explanation that class was secondary to ethnicity and that support of nationalism in general (and not just Russian nationalism or “national liberation” abroad) was a sacred principle of marxism-leninism.

If this story sounds strange, it is because most historical accounts of Soviet nationality policy have been produced by scholars who shared Lenin's and Stalin's assumptions about ontological nationalities endowed with special rights, praised them for the vigorous promotion of national cultures and national cadres, chastized them for not living up to their own (let alone wilsonian) promises of national self-determination, and presumed that the “bourgeois nationalism” against which the bolsheviks were inveighing was indeed equal to the belief in linguistic/cultural-therefore-political autonomy that the “bourgeois scholars” themselves understood to be nationalism. Non-Russian nationalism of-all kinds appeared so natural and the Russian version of marxist universalism appeared so Russian or so universalist that most of these scholars failed to notice the chronic ethnophilia of the Soviet regime, took it for granted or explained it as a sign of deviousness, weakness or negligence. This essay is an attempt to recognize the earnestness of bolshevik efforts on behalf of ethnic particularism. Uncompromisingly hostile to individual rights, they eagerly, deliberately and quite consistently promoted group rights that did not always coincide with those of the proletariat. “The world's first state of workers and peasants” was the world's first state to institutionalize ethnoterritorial federalism, classify all citizens according to their biological nationalities and formally prescribe preferential treatment of certain ethnically defined populations. As I. Vareikis wrote in 1924, the USSR was a large communal apartment in which “national state units, various republics and autonomous provinces” represented “separate rooms”. Remark ably enough, the communist landlords went on to reinforce many of the partitions and never stopped celebrating separateness along with communalism.

[Y. Slezkine, “The USSR as a Communal Apartment, or How a Socialist State Promoted Ethnic Particularism" // Slavic Review 53(2), с. 414-452.]

Какими же националистами от России отрезались Крым и прочие куски РСФСР? Ну, ясное дело, что не русскими.

А вот каким националистом был Хрущёв -- ашкеназским, грузинским или украинским -- этот вопрос совершенно не бином Ньютона.

Edited at 2016-02-28 09:46 pm (UTC)

Статья Ю.Слёзкина «СССР как коммунальная квартира» давно переведена на русский язык.
Вот перевод приведенного вами фрагмента:

"Советская национальная политика формулировалась и осуществлялась националистами. Ленинский тезис о реальности наций и «национальных прав» был одним из самых долговечных в его карьере, ленинская теория благотворного национализма легла в основу Союза ССР, а ленинская политика «национального строительства» обернулась необыкновенно успешной государственной кампанией по риторическому слиянию языка, «культуры», территории и «коренизованной» бюрократии. Ленинская гвардия рьяно равнялась на вождя (Н.И.Бухарин, к примеру, окончательно перешел от космополитизма к нерусскому национализму в 1923 году), но подлинным «отцом народов» (хотя и не всех народов и не на все времена) стал И.В.Сталин. «Великий перелом» 1928-1932 гг. обернулся самым экстравагантным прославлением этнического плюрализма из всех, что когда-либо финансировались государством. «Великое отступление» середины 1930-х гг. сузило круг «цветущих национальностей», но призвало к более интенсивному культивированию тех из них, которые обильно плодоносили. И наконец, за Великой Отечественной войной последовало официальное разъяснение, что класс вторичен по отношению к национальности, и что поддержка национализма как такового (а не только русского национализма и «национально-освободительного движения») является священным принципом марксизма-ленинизма.
Если такое изложение событий звучит странно, так это потому, что большинство летописцев советской национальной политики разделяли веру Ленина и Сталина в особые национальные права; хвалили их за энергичное продвижение национальных кадров и национальных культур; бранили за нарушение их собственного (не говоря уж о вильсоновском) принципа права наций на самоопределение и исходили из того, что «буржуазный национализм», с которым воевали большевики, действительно равен культу культурной и политической автономии, который «буржуазные ученые» называли национализмом. Нерусский национализм казался таким естественным, а русская версия марксистского универсализма — такой русской и такой универсальной, что многие ученые не замечали хронической этнофилии советской власти, воспринимали ее как должное или объясняли ее как следствие лживости, слабости или глупости режима.
Данное эссе является попыткой признать серьезность борьбы большевиков за этническую обособленность. Последовательные противники прав личности, они решительно и вполне сознательно отстаивали коллективные права, не всегда совпадавшие с правами пролетариата. «Первое в истории государство рабочих и крестьян» стало первым в истории государством, которое узаконило этнотерриториальный федерализм, классифицировало всех граждан в соответствии с их биологической национальностью и формально предписало политику правительственного предпочтения по этническому признаку. Как писал И.Варейкис в 1924 году, СССР — это коммунальная квартира, в которой «национальные государственные единицы, отдельные республики и автономные области» представляют собой «отдельные комнаты». Замечательно, что коммунист-квартировладелец честно укреплял большинство перегородок и не уставал славить обособленность наряду с коммунальностью."

Я, в общем-то, цитировал по исходной публикации авторского перевода (в сборнике "Американская русистика: Вехи историографии последних лет. Советский период").
И по указанным вами ссылкам нет комментариев к статье.

Edited at 2016-02-28 10:10 pm (UTC)

  • 1